?

Log in

No account? Create an account

February 5th, 2007

будут в Иерусалиме (15-17 февраля) и в Тель-Авиве (22-24 февраля).
А в Хайфе с 20 февраля по вторникам в центре у Оли Левиной намечается продолжающаяся еженедельная группа на тех же "сказках".
На то я и skazkoterra.

Здравствуй, грусть.

Если она длится неделю, две, то она – настоящая.
Здравствуй, грусть.
Сколько хороших, радостных вещей вокруг – видишь? Даже просто пообедать на террасе Хайфского Университета – радость: и вкусно, и видно пол-Галилеи. Даже просто пройтись по любимой горе – отлично. Вижу хороших людей, старых друзей – здорово! А ты, грусть, со мной, я тебя все время чувствую. Меньше, больше. Когда (редко) становится просто, безбашенно радостно – это сразу чувствуется втройне. На прошлой неделе почти всю ночь читал книгу Ялома (о том, что все-таки-все-таки-все-таки не нужно спать с клиентками) – это был кайф! Я останавливался и чувствовал, как хорошо.
Сегодня я ходил на место, где когда-то стоял мой лесной «домик». Даже мне трудно найти место после пожара: груда камней, там уже растут цветы. Жизнь была и прошла, не возвращается.
Сегодня моему сыну три года, в Симферополе праздник (это уже реальная тема для грусти, конечно).
Sometimes I feel like a motherless child…

My deer

Я все вспоминаю тот сон, что приснился мне в октябре (а октябрь был, наверное, самым радостным временем прошлого года, не считая времени с Викой). Там я ехал на повозке, в которую был запряжен прекрасный олень. Со мной рядом бежали два небольших волка, тоже, вроде бы, «мои». Потом я остановился (отдохнуть) и отпустил (распряг) оленя, чтобы он попасся. Он отбежал вниз по лесному склону, и волки тоже убежали. Вдруг я испугался, что волки могут напасть на оленя и посмотрел вниз – так и было, один из волков бежал за ним. Я рванул вниз, на ходу выломав палку, чтобы отогнать волка. Но когда я подбежал, все было уже кончено: волк лежал мертвый, весь в крови, а олень, тоже окровавленный, уходил в лес, прочь от меня.
Мне стало очень не по себе от этого сна – не сразу, постепенно, за несколько дней. Скоро я выучил такую старую детскую песенку «Умчи меня, Олень, в свою страну Оленью!» и пел ее как заклинание, чтобы олень вернулся.

Пару раз с тех пор я уже работал с этим сном. Мне стало ясно, что олень может означать женщину, женское. А волк, который пытается его задрать, - мой способ «питаться женщинами».
По ходу у меня появился Волк (шкура).
А женщины исчезли.
Постепенно я врубаюсь, что – не случайно.