?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Этот дневник – «выметание сора из избы до, а не после» - мне очень ценен. Долгое время я показывал его только самым своим, или тем, у кого наблюдал очень похожие темы.
Я думаю, там все понятно, но вкратце перескажу. Оксана готовилась к трипу, третьему в своей жизни. Я собрал грибы в России и передал ей. Всю осень до этого у нее была затяжная, глухая депрессия. К грибам она относится серьезно, и этот текст – тому свидетельство.
Она замужем второй раз, у них отличный гостеприимный дом с обильными украинскими застольями, на которых, как говорится, и я был, мед-пиво пил…

***
В истории фигурирует письмо, которое он написала своему мужу, К., где-то посередине описываемой недели – а у того аж поломался компьютер, до того было невозможно его прочесть. (Перед этим она хотела поснимать себя на мокром стуле – и отказался функционировать фотоаппарат.) Так К. письма и не прочитал. Мне она потом тоже прислала копию. Но я пробежал его через строчку и тоже не стал читать – как-то слишком интимно и головокружительно. Она писала ему, что изнемогает без секса, что ей мало, что она готова на что угодно, чтобы он ее захотел. Половина письма про мокрые трусики. Про то, что она давно и последовательно убивает в себе женщину, которую хотят другие мужчины. И так далее. Очень красиво, как вообще (согласитесь) она пишет.
Как легко видеть, ей не столько принесли сами грибы, сколько подготовка к ним. Я так рад был тогда получить этот дневник, после нескольких месяцев самоуничижающих и бесконечно грустных писем. Это и вправду был конец депрессии, не краткосрочная эйфория. Она сильно поменяла свой сексуальный имидж после этого, и муж таки стал ее хотеть (ну, чтоб не соврать, на несколько месяцев). Наступившей зимой Оксана сделала свой бизнес, названный именем той самой рыбки-клоуна, которой она почувствовала себя в трипе. Она стала проводить часть жизни вне дома, что отвело ее взрывоопасную энергию из этого, как ни крути, тесного для нее русла семейной жизни.

***
«Мы – вымирающий вид. Наш дом умирает. Но мы живучие до крайности очень красивые существа. Мы не имеем права просто взять – и перестать быть красивыми и живучими ϑ!!!» О чем эти строчки такой знакомой мне песни? О беззаботной молодости, которая не переступает порога семейного храма? (ой, чувствую, сейчас меня будут бить). О нас, «шаманах», которые не ко двору современности уже лет с тысячу? О «детях природы» в каком угодно смысле?
Она все спрашивала, до исступления, постоянно: «Возможен ли секс в семье»? Ну что я мог ей ответить? Я сам «стратил» в своей семье, она в своей, а кругом – куча людей, и что у них там в постелях? В ее истории ее сексуальность не укладывалась в семью, как не укладывалась сексуальность Рыженькой, а также еще нескольких героев этой книги, Онегина и Ленского, Светы и Миши… А между тем, есть, конечно, много людей, чья сексуальность в семью вполне вкладывается. От чего это зависит?
От жара в одном месте, говорит самая понятная мне сказка. Простите, уважаемые люди, мы немножко разные. Два самых базовых персонажа человеческих историй – человек «нормальный» и человек «творческий». Большой Клаус и маленький Клаус. У «человека нормального» все нормально, он у нас «блажен, кто смолоду был молод, кто в двадцать лет был кум и сват, а в тридцать выгодно женат…» Его заряд жизненной энергии не велик, он оптимален для «нормальной жизни». К тридцати годам и дальше этот человек уже ничем не пылает, хочет только денег и спокойствия, и любит вспоминать юность – свою другую жизнь.
А «творческому» этого, может, и хотелось бы – да только не светит! У творческого – жар в одном месте! (Не всегда сексуальный, но часто). У него много энергии, больше, чем это «нужно». В истории Оксаны не только ее сексуальность не вписывается в семью (это просто самое легкое и очевидное для наблюдения, и локус самых ярких драм) – в семью не вписывается и ее «творческость». Не зря рыбка-клоун, вооруженная более мудрой «логикой духов», повела ее в сторону Своего Дела, а не к каким-то мужикам. Тот пыл и то искусство, которые она пытается вложить в свою семью (в дневнике видно, что это почти религиозный жар) – для семьи, как кажется, не нужно. Разные жанры, «богу богово, кесарю кесарево». Что-то в этом есть похожее на молитвы и песнопения Шиве во имя эффективной работы профсоюза.
И с такой точки эта история видится мне как бунт – похожий на бунт мальчика Ромы, а также Рыженькой, только усиленный Оксаниной энергетикой. «Заведи себе любовника! – классическая и единственная реакция на мои попытки рассказать, что значит для меня секс». Вот она, творческая пташка, прущая против общей мудрости, выработанной, между прочим, столетиями. Она бунтует, она говорит паллиативным и смягчающим методам «нет!», она с кальвинистской жесткостью и диким упрямством хочет втиснуть свою сексуальность в семейное ложе, в определенном смысле не замечая и не желая замечать, что там вообще-то лежит еще один человек. Человек, которому секса – как и творчества – вполне достаточно. И которого она таким образом насилует (как – я уверен на 100% - насилует своего профессора Рыженькая). И бедные эти ребята защищаются как могут. Так большой Клаус и маленький Клаус топят друг друга, повторяя вечную человеческую драму навязывания друг другу своих принципов и скоростей.

Comments

( 5 comments — Leave a comment )
alexjune
Apr. 3rd, 2007 12:39 pm (UTC)
Неужели это правда,и в нашем обществе нет места ,нет ролей,нет задач для такой энергии?
begushaya
Apr. 3rd, 2007 01:59 pm (UTC)
"И которого она таким образом насилует (как – я уверен на 100% - насилует своего профессора Рыженькая). И бедные эти ребята защищаются как могут. Так большой Клаус и маленький Клаус топят друг друга, повторяя вечную человеческую драму навязывания друг другу своих принципов и скоростей".
Да, пока читала ее дневник, думала именно так. Однажды мне случайно попалось очень старое письмо года 1941- 42, с фронта, от сына матери. в котором он пишет о том, что после победы (а он выживет непременно) он женится, и будет всю жизнь верен своей избраннице. Мне стало не по себе от того, на что он заранее обрекал ее. И как выяснилось потом, обрек-таки.
mir_chi
Apr. 5th, 2007 01:55 pm (UTC)
а дальше?
счаслива она? a oн?
skazkoterra
Apr. 6th, 2007 09:28 am (UTC)
ах ты, простой парень! нет, продолжение этой истории было хорошее недолгое время, а потом - довольно трагичное.
mir_chi
Apr. 6th, 2007 07:31 pm (UTC)
как-раз об этом я догадался)
я не понял зачем вставлять в книгу историю, у которой такой конец
( 5 comments — Leave a comment )